Дом декоратора Жана-Луи Денио в Лос-Анджелесе | Все о строительстве и даже больше

Дом декоратора Жана-Луи Денио в Лос-Анджелесе

Запись от:admin Опубликовано:Сен 10,2019

Когда двадцать лет назад Жан-Луи Денио впервые оказался в Лос-Анджелесе, Западный Голливуд не пользовался популярностью. “Место считалось не самым благополучным”, — рассказывает декоратор. Однако с тех пор район успел стать модным и оживленным, так что именно его Денио выбрал для своей калифорнийской резиденции.

Жан-Луи Денио в саду своего лос-анджелесского дома. Антикварные статуи орлов приехали сюда из Франции.

Калифорнийский дом Жана-Луи Денио построен в 1935 году в стиле Тюдоров, а сад вокруг него уже в наши дни полностью переделал ландшафтный архитектор Скотт Шрадер.

Дом декоратора стоит на одной из улочек, которая, петляя, ведет на вершину холма. “В Лос-Анджелесе надо жить повыше, чтобы смотреть на океан днем и на город ночью, — говорит Жан-Луи. — Здесь почти как в Европе. Кипарисы и черепичные крыши в средиземноморском стиле создают ощущение, что ты где-то в предместьях Флоренции”.

В гостиной диван из коллекции Денио для Baker; журнальный столик с маркет­ри из ателье Lison de Caunes; ломбер­ный стол 1940‑х го­дов из Maison Jansen; шкафчик по дизайну Жан-Мишеля Франка; зеркала по дизайну Эрве ван дер Стратена; испанская люстра XVII века дополнена современными абажурами из рафии от Анны Сокольски.

Есть как минимум две причины, почему Денио решил обосноваться в Лос-Анджелесе: ему важно быть поближе к своим калифорнийским клиентам, и здесь он может отдохнуть от Парижа. “Это как глоток свежего воздуха, — говорит Жан‑Луи. — Сложно найти два более непохожих города”.

Фрагмент гостиной. Консоль 1940-х годов по дизайну Жан-Шарля Моро, вин­тажная лампа, ваза XVIII века из Марокко, кожаный эфи­опский щит XIХ века.

Фрагмент гостиной. Кресла из коллекции Денио для Baker, переобитые тканью, George Spencer Designs; ковер из Танжера. Под окном — стул 1970-х го­дов по дизайну Сидо и Франсуа Тевененов.

Этот дом декоратор купил десять лет назад и поначалу просто перекрасил стены и завез грузовик мебели из Европы. Само здание, построенное в 1935 году местным кино-декоратором, выглядит довольно эклектично: фасад напоминает британские особняки в стиле Тюдоров, а в интерьере заметно испанское колониальное влияние. Организовано пространство было тоже странно: столовая находилась в отдельном домике.

Столовая. Стол по дизайну Пита Хейна Эка; белые стулья по дизайну Жака Адне в ткани, Bisson Bruneel; клетчатые стулья по дизайну Андре Арбюса обтя­нуты материалом из конского волоса, Crin. На столе — подсвечники, Garouste & Bonetti, и скульп­тура Coupe Nid работы Эрве ван дер Стратена. Гипсовый светильник сделан по эскизам Денио; зеркало по дизайну Тони Дюкетта. На каминной полке — афри­канский головной убор и фрагмент лодки XVIII века из Индии; шторы сшиты из ткани Harlequin.

“Что-то вроде сарая, — рассказывает Денио. — Поначалу это мне не мешало, но в какой-то момент странность превратилась в неудобство”. Тогда-то он и решил основательно взяться за переделку дома и увеличил его площадь со 185 до 275 м². На первом этаже нового крыла разместилась столовая, а над ней — главная спальня, которая до этого пряталась в глубине дома на первом этаже. “В 1930-е здесь было особо не на что смотреть, так что мне пришлось изменить планировку, чтобы открыть виды на Лос-Анджелес”, — объясняет Денио.

Сделанные на заказ кухонные шкафчики оклеены обоями, Arte, а столешницы сделаны из мрамора. Коллаж, купленный в Лос-Фелисе, служит фоном для французских бронзовых обелисков 1940-х годов.

Декоратор постарался, чтобы пристройка выглядела максимально органично, и всячески избегал появления в интерьере слишком современных вещей — они бы спорили с традиционными переплетами окон. Чтобы придать интерьеру легкость, Жан-Луи использовал много светлого дерева и нейтральную, почти монохромную палитру, построенную на оттенках рафии и слоновой кости с добавлением более темных красок.

Медиакомната, она же кабинет. На переднем ­плане — деревянный столик середины ХХ ве­ка, кушетка по дизайну Т. Г. ­Робсджона-Гиббингса. Бронзовый столик от Филипа и Келвина Лавернов; диван из коллекции Денио для Baker. У окна — глобус из стекла и бронзы по дизайну Джо Понти. Справа — камин начала 1900-х годов и зеркало XIX века.

В комнатах первого этажа находится целая коллекция артефактов, которые Жан-Луи собирал в течение пятнадцати лет. “С каждым из этих предметов меня что-то связывает”, — говорит он. Среди его сокровищ — свадебный головной убор из Танжера, где у него раньше тоже был дом, фрагменты лодки XVIII века из Индии, где он ведет несколько проектов, работы его друга — дизайнера Эрве ван дер Стратена, хрустальные шары, когда-то бывшие в номере Шанель в отеле “Ритц”, и так далее.

Спальня хозяина. Кровать сделана на заказ, банкетка по дизайну Жан-Мишеля Франка. На комодах XVII века — лампы середины ХХ века на бронзовых основаниях. Ковер, Williams Sonoma Home; люстра по дизайну Мари Кристоф.

В некоторые комнаты Денио поставил растения в горшках, чего обычно не делает в своих проектах. “Тут такие маленькие окна, что надо было как-то добавить интерьеру жизни, иначе он бы вызывал клаустрофобию”.

Ванна, Aston Matthews; светильник 1940-х годов из галереи Ива Гасту. Комод под раковину сделан на заказ; зеркало по дизайну Карла Шпрингера; смесители, Kohler.

Зато в саду таких проблем не возникает — тут настоящий простор. Переделывая пространство вокруг дома, Денио попросил ландшафтного архитектора Скотта Шрадера избегать типичных для Калифорнии растений. “Пальмы и бананы не соответствуют духу дома”, — считает он. В результате сад выглядит скорее по-европейски, но при этом лишен ярких красок.

Гостиная под открытым небом. На каминном портале — зеркало 1900-х годов и светильники по дизайну Скотта Шрадера. Столешница сделана из мельничного жернова; африканские табуреты, Asiatides; кресла, Restoration Hardware.

“Не люблю цветы, — говорит Жан-Луи. — По мне, так они выглядят китчево и отвратительно”. Среди зелени устроены зоны для развлечений под открытым небом, и гости декоратора часто описывают его дом как “экзотический”. “Что мне нравится, так это то, что здесь не чувствуется городского хаоса и всего этого киношного хайпа, — говорит Жан-Луи. — Как будто ты в каком-то отдельном пузыре. Это мой личный отель Château Marmont”.

На террасе стол 1940-х годов из кованого железа и пес­чаника, плетеные кресла из салона Big Daddy’s Antiques.


admin

Нет описания. Пожалуйста, обновите свой профиль.

ОТВЕТИТЬ

− 4 = 1